Записки охотника: весенняя охота 2015

 Ненадежная весна 2015:

Приход весны в Мещеру в 2015 году был стремительным, почти однодневным. После десяти морозных дней перед пасхальными праздниками наконец-то пришло тепло. Даже снег, выпавший в ночь на 4 апреля, не продержался долго: весна уверенно заявила о своих правах!

Ранним утром 4 апреля я решил отправиться на глухариный ток. По дороге заметил парочку чибисов, выделявшихся на фоне заснеженных верхушек сосен. Вторым сюрпризом оказалась тройка серых цапель, замеченная по дороге.

А самым дивным подарком весны оказалась песня черного дрозда, которой он встречал восход солнца. Солнечные лучи растопили снег, и весь лес зазвенел от звуков весенней капели. Весна пришла!

Уже седьмого и восьмого апреля я заметил прилетевшие утиные стаи, косяки гусей. Появились голосистые скворцы. Тепло все набирало и набирало силу, а перед самой Пасхой, 12 апреля, воздух совсем разогрелся. Стремительно таял снег, поднималась вода в реках, а на прудах и озерах исчез лед у берега. По мещерским маршрутам Подмосковья потянулись гусиные косяки. В лесах стало шумно от птичьих голосов.

Хотя воды в реках и стало больше, но не настолько, как хотелось бы охотникам. Мартовские морозные ночи и теплые дни сделали свое: снег таял медленно, не спеша. А в конце месяца стало понятным, что нынешняя весна не грозит большим половодьем. Прогноз скупой воды сбылся: уровень лесных рек поднялся едва-едва, и шум на перекатах был еле слышен. Сухими были даже заливные луга!

Слежавшийся снег, плотный и сбитый, сохранился до начала охоты. Он лежал на полянах, дорогах, временами затрудняя охотникам передвижение. К середине апреля не освободились от снега и верховые болота, а прочный ледяной наст под мхом позволял свободно ходить по мшаникам болот.

К сожалению, тепло апреля было только на Пасху. Уже с четырнадцатого числа задул холодный ветер, засеверило, пришла новая волна морозов. Считанные дни были до начала сезона, и можно было не сомневаться, что морозы прихватят и десять охотничьих дней.

И наконец наступил день начала весенней охоты – 18 апреля! Накануне был настолько сильный заморозок, что я даже думал – не вернуться ли назад? Под ногами скрипел иней, лужи покрылись слоем льда.

В следующие дни держались холода: 19 апреля шел густой снег, а в ночь на 20-е была почти зимняя метель, после которой все было покрыто белым ковром. Весь следующий день снег шел и шел, а сильный порывистый ветер делал погодную карусель еще более неприятной.

Весна временно сдала позиции. Стало ясно, что холод сбил все обычные сроки различных природных явлений. Хотя «пение» лягушек в средней полосе России наступает в середине апреля, в этот раз они упорно молчали. Не было слышно утренней и вечерней тяги птиц. Даже верба не порадовала своим пышным цветением.

Ощущался какой-то «вневременной» сезон. Весна хотя и чувствовалась, но была ненастной, ненадежной, почти зимней.

Надежды охотников на то, что вторая половина десятидневного сезона будет хотя бы сносной, не оправдались. Предпоследние два дня были не просто холодными, а почти зимними: сильный порывистый ветер, ночные заморозки. В последний день охоты был проливной дождь, с наибольшей силой во время вечерней тяги.

Самый конец апреля был солнечным, и казалось, что весна все же вспомнила о тепле. Надежду были напрасными – перед Первомаем снова пошла холодная волна, начались дожди. Нудная морось временами переходила в грозы с ливнями.

Кукушку я услышал только двадцать девятого апреля – на моей памяти, это был один из самых поздних прилетов в мещерские леса. Обычно она появляется на десять дней раньше.

Первые тяги вальдшнепов на подмосковной Мещере охотники заметили 8-9 апреля. Об активной тяге приходилось только мечтать – всего 1-2 вальдшнепа за одну зорьку. Все последующие дни тоже не радовали, один-два вальдшнепа – и все! Интервалы между полетами были продолжительными, поэтому можно думать, что тянул только один вальдшнеп.

При такой малой тяге мне вспоминались прошлые года, когда в середине апреля было трудно подсчитать всех куликов, пролетавших во время зорьки. 8-9 вальдшнепов было привычным числом для охотников.

Такая тяга, естественно, была следствием вернувшихся холодов. Уж не знаю как, но птицы чувствуют, какой будет весна, и при холодах просто не спешат прилетать в Подмосковье, пережидая морозные дни в чужой стороне.

За все время весенней охоты самыми удачными были тяги в день накануне открытия (17 апреля), во время открытия (18 апреля), и почти через неделю – 23 апреля. Я думаю, что это были дни пролетов «пришлых» вальдшнепов. Об этом говорят короткие интервалы между полетами, большое количество куликов (10-15). После таких отличных дней тяга замирала, и становилась небольшой – 2-3 вальдшнепа за вечернюю зорьку.

Тяга 20 апреля запомнилась мне своей необычностью. Накануне ночью выпал снег, который чуть растаял, но было холодно. День выдался ветреным, с холодными порывами. Только очень рисковый человек отважится пойти на тягу. Я решился на такой отчаянный шаг, отправившись в мелколесье речки Черной.

Справа были полянки, слева – озимое поле. Точно в восемь вечера начался обильный снегопад, с метелью. Наступающие сумерки сделали видимость минимальной. Все вокруг стало белым, я решил, что тяги не будет, и засобирался домой. Как вдруг за моей спиной раздалось хорканье вальдшнепа.

Он вот-вот должен был оказаться на открытом поле. И вот я его увидел! Он летел низко, временами замирал в воздухе от снега, срезался в полете, но продолжал тянуть! Это была настоящая тяга вальдшнепа в зимнюю метель! Да еще в такую сильную, когда ничего не видно!

Тяга повторилась через четверть часа. Может быть, это был тот же вальдшнеп? Тогда я восхищен его настойчивостью!

Какова особенность охотничьей десятидневки весной 2015 года?

Главное – это «зимнее» время. Впервые часы не переводились не летнее время, и для охотников было непривычно идти на тягу в другое время. Ее начало и окончание были сдвинуты. Теперь началом тяги был период 19.50-20.00, а окончанием – 20.35-20.45.

Сохранение старого времени наложило отпечаток и на всю охоту, в том числе и на тетеревином и глухарином токе. В прошлые годы нужно было планировать охоту на 2-3 часа ночи, а сейчас следовало отправляться в 1-2 часа. А вообще, я советую, чтобы почувствовать прелесть исконно русской охоты на току, отправляться не ночью, а вечером, на подслух. Я делал так несколько раз, и могу сказать, что в 3 часа ночи уже был глухариный ток.

Второй особенностью сезона стали холода, которые полностью захватили десятидневку, а в ее последний день еще не было первой зелени. Прогнозы о дружной и теплой весне оказались неверными, а пессимистические предсказания о затяжных холодах полностью оправдались.

И конечно, в таких условиях нельзя было не вспомнить о желательных сроках охоты в 16 дней. Если бы это произошло, то можно было бы надеяться на то, что выпадет хоть несколько удачных дней. А так, многие охотники, приехав в первые дни и угодив в непогоду, вернулись домой, так и не поохотившись! Две недели охотничьего сезона – это достаточный срок, чтобы подождать улучшения погоды. К сожалению, пожелания охотников о том, чтобы вернуть старую длительность сезона в 16 дней, мало интересует тех, от кого зависит принятие этого важного для нас решения.

Охотничий весенний сезон 2015 года в Мещере завершился. Вальдшнеп же, основная добыча охотников средней полосы России, осенью улетит на запад, где станет желанным трофеем для европейских охотников. Не знаю, как вам, а мне обидно!